Главная / Вдохновение / Почему мы захотели ребенка сразу после свадьбы

Почему мы захотели ребенка сразу после свадьбы

Читайте также: Отложенное родительство

Если бы я выступала ответчиком по делу «Народ против молодой семьи», я бы даже не стала нанимать себе адвоката. Так и вижу, как присяжные спрашивают: «Да что ж вы сразу бросились рожать ребенка и совсем не пожили для себя?», а я стою, забрызганная детским питанием, с «какими-то небольшими глазами над мешками», непохожая на себя трехлетней давности от слова «совсем», и растерянно молчу. Мне нечего было бы ответить им, на самом деле.

Конечно, прокурор привел бы самые убедительные обвинительные аргументы! «У вас уже была трехлетняя дочка на момент заключения брака», — сказал бы он, — «Уж вам-то хорошо известно, что такое маленький ребенок. И вот она только немного подросла. Вы только начали высыпаться. Устроили ее в детский сад. И тут же! Немедленно! Буквально сразу после свадьбы бросились в омут с головой».

А ведь могли бы путешествовать! О, как мы с будущим мужем об этом мечтали. Мы оба много работали и на море-то не были лет шесть-семь. Наши друзья лежали пластом и отказывались ходить в офис, даже если всего год провели без отпуска. А мы? Конечно, предания минувших лет доносили до нас слухи о том, что где-то существует море, но вера в это таяла с каждым годом.

Мы, несомненно, могли бы накопить больше денег. Помню, как мы вели подсчет — что понадобится ребенку в первые полгода? Надо ли говорить, что на эти деньги мы могли бы купить небольшой самолет, а ему все равно понадобилось в два раза больше. Непредвиденные визиты ко врачу. Непредвиденно порванные бортики кроватки. Обгрызенные провода от наушников. Безнадежно испачканные стульчики для кормления и обивки на диван. А ведь у нас был еще и старший ребенок!

Мы могли бы лучше подготовиться. Намного лучше. Я должна была вспомнить и перечитать все книги по раннему развитию. Изучить лучшие сады района. Выбрать педиатра. Нанять коуча по материнству, коуча по отцовству, коуча по детской ревности и по воспитанию родственников, дающих противоречивые советы из серии «делай прививку/не делай прививку», «больше гуляй/меньше гуляй».

Мы могли провести время втроем, в конце концов! Моя дочка давала нам возможность спокойно посидеть в кафе, играя в детской зоне. У нее наладились прекрасные отношения с отчимом, и ее можно было брать с собой куда угодно! Мы даже могли провести время вдвоем — бабушки и дедушки с радостью оставались с внучкой и могли справиться с ней одной без корвалола и звонков с вопросом «Вы скоро? Просто у нас тут ЧП».

Но первым, что мы приобрели в браке, был вовсе не билет на море, автомобиль или каникулы в СПА, а младенец, который молчал только в те редкие минуты, когда спал, обожал проводить время на ручках, плевался брокколи и обеспечил нам тренинг «научи трехлетку бороться с испепеляющей ревностью» в полевых условиях.

Я, честное слово, не знаю, зачем мы это сделали! В какой момент мы решили, что от избытка любви на свет должна появиться новая жизнь. Такая требовательная и такая прекрасная. Почему мы провели медовый месяц, разглядывая маленькую точку на УЗИ, а в свой первый отпуск я лежала на кровати лицом вниз и забивала в поисковик вопрос «лучшее средство от токсикоза». По европейским меркам мы и сами-то едва вышли из детсадовского возраста. Но вместо того чтобы, уложив подрощенную наследницу спать, отправиться на рок-концерт, мы спорили, что лучше заказать — радиоуправляемый вертолетик или машинку? Самое нужное для младенца — то, во что интересно играть родителям, конечно.

Мы утомились отвечать на подбадривания: «По залету? Ну, ничего, ребята. У моих знакомых так было, целых пять лет вместе в итоге прожили, пока не развелись. Пять лет — это тоже срок». Наверное, никто так и не поверил, что мы по доброй воле подписались на младенца, едва доев свадебный каравай.

В общем, у меня не было аргументов, которые могли бы меня оправдать, и я бы признала вину в полной мере. Да, могли бы накопить, поездить, полетать и поплавать, подрастить и подумать. Жизнь вообще допускает много «если бы».

Но, граждане судьи и присяжные заседатели, хочу отметить один важный момент: единственное, о чем я жалею в этой истории — что нам пришлось ждать так долго. Ведь младенец не появляется в доме по мановению волшебной палочки, как только кто-то говорит «я хочу, чтобы у нас был ребенок», и нас не всегда было четверо!

Не всегда по утрам на меня с победными криками бежали дочка и муж с сыном на руках — «а мы приготовили тебе завтрак». Не всегда я слышала одновременно из двух разных комнат — «мама-а-а» и «мама, мы хотим немного подкрепиться», наполняясь радостью и гордостью, — я нужна!

Не всегда мы едва вмещались в один лифт в торговом центре с детьми и пакетами игрушек, а все улыбались, глядя на нас, — «как на вас похожи». Конечно, похожи, они же мои!

Я долгое время не знала, как моя дочка обожает малышей и, оказывается, мечтает о брате. Она расхвасталась каждому на площадке, когда мы впервые вывезли коляску на улицу: «Там наш Ваня! Братик Ваня!». И я никогда не видела ее такой счастливой.

Я не знала, когда выходила замуж, что мой муж — самый лучший отец. Конечно, я подозревала, что он им станет, ведь я видела его трогательную заботу о старшей дочке. Но я не знала, что он будет вставать вместо меня каждую ночь. Что мне не придется просить его «поменяй памперс» и, уж тем более, слышать в ответ, что это — не мужское дело или другую подобную ерунду. Какой ужас! Я могла бы провести еще год, два или три, не зная этого. Даже не догадываясь о том, как здорово быть мамой дочки и сына одновременно. Пускай никто не понимает. Пускай все через одного качают головами и жалеют нас.

А на море? Мы еще обязательно съездим на море. Вчетвером. Или впятером!

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*