Главная / Вдохновение / Нельзя начинать семейную жизнь с насилия над собой

Нельзя начинать семейную жизнь с насилия над собой

Что такое любовь? Как научиться принимать и отдавать любовь? Какие отношения нельзя назвать хорошими? Психотерапевт Олеся Полякова и журналист Алеся Лонская размышляют о настоящей любви и ее суррогатных формулах.

Психолог Олеся Полякова

Часто люди путают любовь и отношения по принципу «ты меня любишь — терпи и делай то, что я скажу». Что такое любовь, на ваш взгляд?

Истории про «должен» к любви не имеют отношения. Во взаимоотношениях между людьми, конечно же, есть договоренности и обязательства, но в любви все должно происходить по обоюдному согласию.

Любовь — это сумма двух состояний: безусловного принятия и ощущения «мне хорошо», назовем последнее радостью. Когда мы разбираем отношения между людьми, я руководствуюсь этим принципом: должно быть ощущение, что с человеком хорошо, и его нельзя подменять никакими другими состояниями, например: «я не могу без человека жить» или «я не могу его отпустить». Это все про «не могу». А радость — это когда мне хорошо, что этот человек рядом (или не рядом, но есть в моей жизни). Мне от этого тепло, я хочу этим теплом делиться. Я люблю этого человека самого по себе, а не в том случае, если он будет соблюдать ряд условий: вести себя определенным образом, давать мне то, что мне надо, выглядеть и действовать, как мне хочется. То есть безусловно! Как у Цветаевой: «Любить — значит видеть человека таким, каким его задумал Бог». А не таким, каким я его себе придумал.

Возможно ли прийти к этому, когда брак на грани развала?

К состоянию любви? Или к сохранению отношений?

Одно с другим не связано?

Не всегда связано. Смотря какой запрос у людей. Выяснить отношения, понять, что происходит — это одно, сохранить отношения, сделать их переносимыми — это другое, сделать эти отношения удовлетворяющими — это третье, а научиться любить — это четвертое. Если люди захотят научиться любить — этому можно научиться.

В молодости мы все, наверное, думаем, что умеем любить. Но когда получаем неудачный опыт в отношениях, многие приходят к выводу, что либо партнер не умеет любить, либо я сам. Что с этим делать?

С партнером ничего. Нужно принимать решение, хочешь ли ты быть с этим партнером. Любые изменения должны происходить в тебе самом.

И как научиться любить?

Что такое научиться любить? Это научиться отдавать тепло и получать тепло, если сводить к простым формулам. Если бы это спросил конкретный человек, я бы задала ему вопрос, что это для него значит, и исходя из его понимания мы бы моделировали образ его любви. Потому что формул любви огромное количество. Уметь отдавать безусловно и уметь получать, допустить чувство любви к себе со стороны другого, быть к этому готовым — не такая уж простая штука.

Я думала, сложно научиться отдавать, а оказывается, бывает сложно еще и получать!

Мы избегаем близости из-за наших страхов. Есть люди, которым сложно отдавать, есть люди, которым сложно получать, или они не хотят получать именно так, как им дают. Бывает, что в своей семье они восприняли разные модели отношений. Мы сейчас даже не рассматриваем дисфункциональные семьи, мы говорим об обычных семьях, где человек вроде бы получил необходимое, но любовь транслировалась своеобразным образом. Например, любить означало лечить. Психологи с этим встречаются, когда занимаются семейной терапией часто болеющих детей. Ребенок получает мамино внимание, тепло, включение, присутствие, только когда заболеет. Хорошее подкрепление болезни, знаете ли. Выздоравливает — мама возвращается на работу, а другие способы передачи тепла ребенку ей незнакомы, приходится учиться.

Другая негативная формула — «любить значит учить», когда родитель концентрируется на развитии и обучении ребенка, забывая про простое повседневное общение и внимание.

«Любить значит лечить» и «любить значит учить» присутствует и во взрослых отношениях. «Ради твоего же блага я тебя научу, я тебе совет дам» — подменяет поддержку, в которой часто близкий человек нуждается. В терапии мы обращаем внимание, что необходимо другому человеку, придумываем, как это можно предложить.

Еще одна распространенная формула любви: «любить значит спасать» или «любить значит жертвовать». Спасатели необыкновенно жертвенные, склонные к самоотдаче, щедрые, чем поначалу очень притягивают. Но спасатель каждый день быть таковым не может, он спасает только в кризисных ситуациях. А когда в жизни все хорошо, становится непонятно, чем наполнять отношения. Большое разочарование. Приходится в отношениях учиться любви без спасательства.

А сколько нарушений пищевого поведения взрослых сформировано формулой «любить значит кормить»!

И еще один пример неконструктивной установки — «любить значит обладать». Люблю, мое, ни с кем не делюсь, ни с родными, ни с детьми, ни с друзьями. Это мешает дарить и получать в ответ любовь. Но по-другому люди с такой установкой не умеют, и часто приходится «с нуля» учиться новым формам взаимодействия, более конструктивным.

Когда человек размышляет о своих ресурсах в любви, то чтобы ему помочь осознать, что такое подлинная любовь, мы часто используем образ колодца. Колодец доступен, открыт, наполнен прохладной свежей водой. Колодец ни за кем не бегает с черпачком, не выдает свою воду по расписанию или только в том случае, если ты что-то делаешь или чего-то не делаешь, никого насильно не питает своей живительной влагой, никого не приковывает к себе кандалами. Он просто стоит, наполненный и открытый, и отдает. При помощи этого образа мы часто размышляем о любви, будь то детско-родительская, партнерская, дружеская или братско-сестринская любовь. Любовь не контролирует, не регулирует, не спасает, не учит, не лечит — она просто отдает.

Если человек не хочет быть со мной рядом или так близко, как мне хотелось бы, и отходит от моего колодца — значит, я буду любить на расстоянии. Мне уже хорошо от того, что я имею возможность наполняться тем, что я его люблю и ему отдаю. Он имеет право поступать, как он хочет. Если появляется установка «я люблю — значит он мне должен первое, второе, третье», то это не про любовь. Это личностная незрелость. Взрослый человек удовлетворяет свои потребности самостоятельно. Если человек любит, то его любовь никуда не денется, если другой перестанет мне давать какие-то ресурсы. И уже за мной решение, как в этой ситуации поступать.

Как определить, любят ли тебя? Девушка задается вопросом: а мой партнер меня вообще любит? Меня, а не свою вымышленную картинку, фантазию обо мне, какой бы я должна была бы быть, а меня реальную…

Если любит — то хочет понять, что со мной происходит, и любовь отдает по моей потребности, а не так, как ему кажется правильным. Любит — значит, видит меня. Если человек умеет любить — а любить могут зрелые люди, — то он способен одновременно понять и свое состояние, и состояние другого, и в этом балансе находиться. Я ориентируюсь на состояние другого, но руководствуюсь тем, чтобы мне было хорошо. Если я руководствуюсь только состоянием другого, то это приведет уже к созависимости. А в идеале есть Я и Другой, и оба слышат друг друга, обмениваются теплом, заботой, поддержкой, вниманием.

По каким критериям можно понять, любит ли меня человек?

Надо задать себе следующие вопросы: ты чувствуешь, что ты есть в этих отношениях? Тебе хорошо? Он тебя понимает? Учитывает ли твои желания в ваших отношениях?

А если девушка требует выполнять ее желания? Подарки, внимание, ежегодный отпуск…

С одной стороны, она хочет внимания. Закономерное подтверждение любви? Закономерное. Дав внимание, хотеть его в ответ — это здоровое желание. Но зададимся вопросом: этот молодой человек может возить ее на курорт? Он не делает этого, потому что не может или потому что не хочет? Если девушка к молодому человеку относится по принципу «ты любишь — значит, должен, и мне все равно, можешь ты или не можешь, есть ресурс или нет, ты должен» — то его для нее нет. Она его не любит. А вот если он может, но свои ресурсы тратит на другие нужды, не считается с ней — тут возникает вопрос, почему. Но опять же: а если он считает, что любовь нужно выражать как-то по-другому, не подарками? Он имеет право любить так, как он это понимает. Просто в этом случае их формулы любви не сходятся.

И как их свести?

Девушка говорит: «Любишь — плати». «Любить значит содержать» — ее формула любви, которую она усвоила, видимо, когда от нее откупались подарками вместо внимания. А он, допустим, испытывает к ней чувства, но предыдущие девушки его использовали как кошелек, и у него возникает протест. Он транслирует: любишь — принимай такую любовь, какую я тебе даю. В противном случае у него рождается страх быть использованным. Может такое быть? Может. Как прийти к такой форме выражения любви, которая устраивала бы их обоих? И ему, и ей нужно говорить о своих потребностях.

Часто люди не умеют говорить о своих потребностях без претензий…

И не могут понять чувства другого. Это идет из семьи. Человек, который не слышит другого, чаще всего сам не был услышан. Прежде чем говорить о себе, можно сказать: хорошо, я тебя слышу, я подумаю над этим, мне важно то, о чем ты говоришь, я буду руководствоваться этим (и не только сказать, но и выполнить). Но я хочу вот это и тоже рассчитываю на то, что меня услышат и будут со мной считаться.

Тут дело не в том, чтобы выяснять в этом диалоге, кто прав, а кто виноват. Смысл диалога не в том, чтобы заставить одного согласиться с другим, — это мощное нарушение границ. Когда два человека разговаривают, они не должны затрагивать личность другого, не должны менять друг друга изнутри. Лучше стремиться к тому, чтобы между вами было поле взаимодействия, внутри которого прийти к компромиссу, сделать взаимные шаги навстречу. Не надо менять другого, надо самому стараться слышать другого и прийти к общей точке зрения, а не к тому, что есть я, я хочу, чтобы ты меня услышал, и ставлю задачу тебя в чем-то убедить. Все, другого сразу нет, он пропал в отношениях! Другой тоже начнет отстаивать себя. Или не начнет, если не умеет это делать…

«Не бросайте себя в отношения, где вы должны подстраиваться»

Как понять, что я люблю себя?

Много вы видели людей, которые по-настоящему любят себя? Я таких нечасто встречаю. Это долгий путь, по которому идти и идти. Человек, который себя любит, готов увидеть себя целиком (не в упакованном и подготовленном виде), а настоящего (со слабостями, недостатками, неконструктивным поведением), позволяет себе такому быть, в том числе в отношениях с другими людьми. Как только начинаются упаковки, презентации — это очень напряженное состояние, это не про любовь к себе и к другому человеку, а игры в нее.

Тот, кто любит себя, — защищает себя в отношениях, заставляет себя уважать, отстаивает свои интересы. Если этого человек не делает — он не любит себя, он бросает себя. А еще человек, который себя любит, заботится о себе, балует себя, дает себе отдых, хорошо и правильно питается. Тут как с детьми: если мы любим ребенка, мы заботимся о нем, следим за его здоровьем, за отдыхом, за развитием, за тем, чтобы его никто не обижал, принимаем его таким, какой он есть. Так можно поступать и по отношению к внутреннему ребенку — и будет любовь к себе.

Все мы знаем, что у нас есть негативные качества. Я вот лично хочу себя любить удобной для окружающих. Неужели можно любить себя, если ты в каких-то случаях неудобен, знаешь за собой плохое поведение?

А кто будет этот тот, которого мы сделали, тот, кто удобен для окружающих, тот суррогат? Что это за фантазия? Тень? Это же не реальный человек. Вот он такой — и тогда я его люблю. Сразу формула любви развалилась: «Я люблю, если…». Нет безусловности — значит, это уже не любовь. Можно себя, конечно, не любить. Но хотя бы не издевайтесь над собой. Хотя бы не бросайте себя в отношения, где вы должны все время подстраиваться, соответствовать. Можно себя не любить, но можно защищать, отстаивать. Не люблю, но допускаю, что я такой. Это первый шаг к тому, чтобы полюбить себя, себя такого рассмотреть и принять. Вещи, которые можно и объективно хочется в себе поменять, можно стремиться менять. Это собственное развитие. Но оно не ради удобства другого, а ради себя.

Например, бывает, что в новом браке не складываются отношения с детьми супруга от предыдущего. Приходит человек на консультацию и говорит: не переношу чужого ребенка, раздражает все, начиная с тембра голоса. Что делать? А человек ставит себе нереальную для него задачу — полюбить не своего ребенка. Ну не надо ставить себе такую задачу. Можно стремиться к тому, чтобы просто допускать его существование. Он есть! И все. Большего не требуется.

Бывает, что в семье живет родственник, больной алкоголизмом или психическим заболеванием. Он живет в семье, и нужно допустить его существование в семье. Не протестовать, не выражать в его адрес негативные эмоции, не бороться с ним, не исправлять его, не заставлять под нас подстраиваться и в том числе не заставлять испытывать теплые чувства, если их нет.

Вот так и с собой делать — не заставлять подстраиваться. Можешь что-то изменить — измени. Если какие-то вещи в тебе неизменны — допусти существование того, что есть. В отношениях каждый имеет быть право быть. Каждый! Когда кто-то «подстраивается» — значит, его уже нет. Семья — это союз индивидуальностей. Каждый имеет право жить со своими особенностями. Первое, что я делаю на пути любви к себе, — выдаю сам себе это право на существование.

Сложно понять, что можно и нужно в себе менять, а что будет являться ломанием себя. Например, вступает в брак женщина, которая не умеет готовить и одевается как мальчишка, — вот она такая солдатка. Она хочет быть женственной для любимого человека, сделаться хорошей домохозяйкой. Но при этом она испытывает дискомфорт и не может понять: она ломает себя, когда она пытается научиться варить борщи, быть мягкой, одеваться красиво, или она изменяет себя к лучшему?

Кто же за нее ответит на вопрос: ломает она себя или стремится к лучшему? Если ей плохо — значит, она идет против своей натуры. Какой он ее полюбил и взял замуж? Наверное, той, которой она являлась. Без каблуков, помады и борщей. Или она что-то другое демонстрировала? Тогда зачем? Я против того, чтобы начинать брак с насилия над собой. Если эта женщина будет собой и будет хорошо себя чувствовать, возможно, у нее хватит ресурсов нанять помощницу по хозяйству, и будут у нее борщи. А если история такая, что мужчина требует от «пацанки» каблуков, помады и борщей, то возникает вопрос: надо ли связывать свою жизнь с человеком, который с самого начала ставит тебе условия?

Если девушка сама хочет научиться варить борщи — пожалуйста, но если у нее действительно есть такое желание, она будет получать от процесса удовольствие. А если ей плохо до тошноты — значит, она идет против себя. В этом я вижу насилие над собой и насилие над девушкой со стороны мужчины, если он от нее чего-то ждет.

«Семья должна быть дающая, но фрустрирующая»

Какие условия нужны в семье, чтобы в будущем выросшие дети умели отдавать и получать любовь правильно?

В психологии есть такие понятия, как «субъект-объектное взаимодействие» и «субъект-субъектное взаимодействие». Поясню, о чем речь. Субъект-субъектное взаимодействие — когда два человека имеют право на свое мнение, свои чувства, свои состояния, свои границы, они оба в отношениях активны.

Субъект-объектное взаимодействие — это когда один субъект, а другой — его объект. То есть он второго использует для своих целей. Ты объект моих целей, потребностей, желаний, ты мой проект… Иногда это очень благие намерения: человек вкладывается в другого и ждет, что тот будет благодарным. Он делает это из лучших побуждений, говорит: «я тебя люблю, я о тебе забочусь, я тебе самого лучшего желаю». Но это отношение как к объекту. Того, другого — не существует.

Субъект-объектное взаимодействие отличается тем, что один в паре не «включен» в другого, запрещает ему выражать чувства, контролирует его, нарушает его границы, принимает за него решения, не уважает его мнение, относится к нему потребительски. Субъект-объектное взаимодействие вдребезги разбивает оформляющееся «Я» у ребенка. То есть объекту не дают права быть. И такому человеку очень сложно понимать, что такое любовь. Как принимать и отдавать любовь, если его использовали, контролировали, нарушали его границы, желали ему «блага», а на самом деле получали то, что нужно самим. Он и отдавать не научится, и получать ему будет сложно. Он будет транслировать в отношениях все то, к чему привык в родительской семье.

Кстати, речь не только о взаимоотношениях с детьми. С таким же успехом объектом может попасть любой член семьи и даже престарелый родственник. Его формальный статус в данном случае не важен. Он может кормить всю семью, но быть объектом.

Семья, в которой есть любовь, — это союз индивидуальностей, это пространство, где люди уважают чувства друг друга, разрешают разным чувствам быть (от теплых до сложных — гнева, ненависти, протеста). «Ты можешь быть любым, я тебя такого принимаю: не затыкаю, не регулирую, я понимаю, что ты в разных состояниях бываешь». Это семья, где не происходит перекос в пользу кого-то из членов семьи. Например, «дети — центр Вселенной» или «наш папа — гениальный ученый, все для папы». Любой перекос в пользу кого-то приводит к потере другими себя — а это к правильной формуле любви не имеет отношения.

Научиться любви можно в семье, в которой уважается право кого-то находиться в кризисе, слабости, болезни, в состоянии потери ресурсов — и при этом оказывается поддержка. В такой семье дети обучаются любви автоматически, без усилий. Вот формула семьи, в которой есть любовь: «Замечать себя, другого, отдавать и получать». А еще очень важно испытывать от всего этого радость.

И сколько таких семей?

С теми или иными небольшими изъянами — большинство. Мне нравится понятие, введенное британским психологом Винникоттом, — «достаточно хороший родитель». «Достаточно хорошая мама» — это не идеальная мама. Она любит ребенка и заботится о нем, но при этом спокойно относится к собственным родительским ошибкам.

Здоровая семья много дает ребенку, но также и не ограждает его от переживания фрустрации. Семья должна научить ребенка переживать боль, разочарование, какие-то неправильные поступки со стороны других членов семьи — просто этого не должно быть много. Семья должна быть настоящей, со всем, что в ней есть. Тогда человек становится настоящим и принимает другого настоящим. И таких семей большинство. Да, не все получается, как хотелось бы, но этот минимум достаточно хорошего родителя большинство можно удовлетворить. Если родитель роняет планку ниже — конечно, личность ребенка страдает. Если сильно повышает — это рафинированная семья, сверхсладкие условия для ребенка. Но мир-то не такой, а в нем ребенку еще предстоит жить.

Правильно ли я понимаю, что человек, бывший объектом, отключается от своих чувств (за него решали, и он не в состоянии понять сам, что он чувствует в каких ситуациях). Каким человек вырастает? Как ему с этим жить?

Такой человек может выйти из родительской семьи раненным, травмированным, но не совсем отрезанным от своих чувств. Хотя при тяжелых формах объектного использования человек действительно отключается от своих чувств и привыкает существовать через организацию своего внешнего пространства. Ему так привычнее и безопаснее. Он договаривается с другими людьми, контролирует их, регулирует их, он либо подстраивается под их состояния, либо пытается что-то с ними сделать, допустим, прекратить выражение их чувств. Такой человек себя организовать не может, поэтому исправляет и организует других людей и внешние обстоятельства.

Тот, кто был объектом, чаще всего будет делать потом объектами других, либо сам останется объектом в отношениях. Он не станет понимающим, поддерживающим, чувствующим. Если он был жертвой абьюза — он ей останется или сам станет абьюзером. Если он был ребенком, которого делали удобным, с которым не считались, — он может стать созависимым, потерять себя в отношениях.

Вы спросили, что делать. Перестать регулировать внешний мир, а начать нести ответственность за свои чувства, за свои действия, за свои состояния. Не был в себе — вернись в себя. Это очень сложно, если все эти годы ты этого не делал. Нужно будет пройти путь, который ребенок проходит лет с трех до пубертата.

Получается, это работа лет на десять?

Необязательно. Если человек не сопротивляется терапии, работа проходит быстрее. Основное, что происходит в терапии, — человек пробует новую форму поведения. Он может сопротивляться на уровне сознания: не принять себя таким, каким сам себе открылся на консультации, или не принять обстоятельства, которые психотерапевт пытается помочь осознать. Может понять и принять, но не сможет применить знания в конкретной ситуации, окажется не готов мыслить по-другому и по-другому строить отношения с людьми. А вот если он поработал на всех уровнях: понял, что происходит, готов почувствовать себя и обратиться к себе не только в кабинете психолога, но и в реальной жизненной ситуации, и готов в этой ситуации начать по-другому себя вести — у него быстро начнутся изменения. Но всегда ли нужна терапия — большой вопрос. Кто-то так всю жизнь живет и не всегда страдает.

Беседовала Алеся Лонская

Продолжение следует

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*