Главная / Вдохновение / Не похудеешь – не полюбят

Не похудеешь – не полюбят

Чего хотят мужчины? А чего хотят женщины? Про это и мужчинам, и женщинам с удовольствием расскажут те, кто хочет им что-нибудь продать. Чего хотят мужчины — того, чего у тебя, женщина, нет! А потому купи-купи-купи-купи. А не купишь — никто тебя не полюбит. Это известная схема любого рекламного ролика. Проблема в том, что по таким вот «рекламным роликам» мы и строим свое отношение к себе. Ощущаем себя толстыми и некрасивыми — и в трепете несем зарплату на алтарь Идеального Тела. О том, как перестать служить этому суровому божеству, — книга практикующего психолога Юлии Лапиной «Тело, еда, секс и тревога: что беспокоит современную женщину».

Я толстая! У меня растяжки! Морщины! Я недостаточно сексуальна! Именно в таком самоощущении живет эта самая тревожная современная женщина, вынесенная в заголовок книги. А все потому, что тревога — продает. Счастливый человек, уверенный в себе, не покупает (вернее, покупает, но опираясь на себя, а не на рекламу). А это — кошмар маркетолога. Поэтому есть целая индустрия, которая придумывает, чем на этот раз ненормально естественное женское тело. Например, именно так был придуман целлюлит как страшная болезнь, подлежащая лечению (а это ведь тот самый целлюлит, воспетый Рубенсом и старательно и с любовью выписанный на его картинах!).

Думаю, все уже не раз слышали, что идеалы женской красоты меняются. Вопрос — а как они меняются? Ответ простой: в моде будет то тело, которое максимально не соответствует среднестатистическому (то есть вполне себе «нормальному») женскому телу. Чтобы сделать из нас не просто женщин, а потребительниц. Юлия пишет, что на сессиях ей, как психологу, приходится убеждать женщин в том, что они нормальные — именно потому, что им из-за каждого угла кричат обратное.

Сегодня тело, диеты и сексуальность — не просто темы горячих споров, а новая религия со всеми вытекающими последствиями: жесткой структурой, запретами, влиянием на частную и общественную жизнь.

Сегодня мы ужасаемся тому, как калечили себя люди во имя религиозного фанатизма. Но точно с таким же фанатизмом женщины в наше время калечат себя во имя Красоты. Такая красота, которую воспевают в рекламе, требует жертвенного служения от своих адептов. Если японским девочкам ломали ступни, чтобы добиться того, чтобы у взрослой женщины была детская ножка в 7,5 сантиметров, то нынешние женщины всячески ломают себя, чтобы их тело оставалось детским, хотя оно изо всех сил старается стать нормальным — то есть женским. Посты-голодовки, ритуалы втирания чудодейственных кремов молодости, самобичевание и бичевание неверных, пластическое самоистязание (уколы, отрезания и пришивания), подражание моделям-иконам — всего этого требуют кровожадные боги гламура. И, конечно же, много денег. При этом эффективность вложения этих денег часто сомнительная. Но если проблема придуманная, то и средство от нее вполне может действовать только в воображении покупательницы.

У женщин есть амулеты против страха старения — всевозможные косметические средства. И хотя пусть многие из них действуют как плацебо, с психологической точки зрения в этом нет ничего плохого: ведь чем больше вы контактируете с нелюбимой частью тела, чем больше заботитесь о ней, втирая крем, тем больше принимаете ее.

Индустрия красоты успешно продает людям чувство уверенности в себе, создавая баночки, содержимое которых дает надежду обрести контроль над временем. Материальный объект в материальном мире необходим для того, чтобы лучи нашего внутреннего «проектора» остановились на нем и перестали терзать душу непонятными тревогами.

В центре всего околотелесного мракобесия, по мнению Юлии, находится Культ Худобы, в служение которому вовлечены миллионы женщин и который поистине стал новой мировой религией.

«Девочки, толстеют ли от клубники? А то так хочется», — спрашивают участницы интернет-форумов в надежде на индульгенцию. Авторитетные гуру, хранительницы Великого Культа Худобы, непреклонны: можно только чуть-чуть, и то если у вас нет грехов в виде складок в разных местах тела.

Ритуалы — 20 приседаний, 10 отжиманий и 5 скручиваний — примерно как епитимья на 50 поклонов меняют самоощущение и на какое-то время снимают чувство вины.

Если ты ел после шести, тебя ждет расплата в виде лишних килограммов, и ты обязан искупить их в спортзале.

Часто культ худобы оправдывается тем, что быть худой — это про здоровье и вообще про «здоровое питание». Но бесконечное сидение на диетах приводит к противоположному результату — тяжелым психическим и соматическим заболеваниям. Как отмечает Юлия, самый высокий процент смертности среди психических заболеваний — у анорексии.

О том, что идеи похудения на самом деле имеют мало общего со здоровьем, говорит и популярный аргумент «в концлагерях толстых не было», потому что здоровых в концлагерях тоже не было.

Refeeding syndrome (синдром восстановления питания) впервые был описан после Второй мировой войны, когда истощенные жертвы концлагерей умирали от того, что начинали есть много углеводной пищи: как компенсаторное поведение после длительного голодания это приводило к остановке сердца…

Продается идея, будто всегда можно похудеть еще немного, даже если вес и так недостаточный: ведь это доказано концлагерем. Однако, согласно исследованиям, начиная активно худеть, люди с «нормальным» (по меркам ИМТ) весом рискуют получить расстройство пищевого поведения, а в дальнейшем набрать вес — на этот раз уже действительно лишний. Именно эти люди с большей вероятностью откроют свой личный холодильник Пандоры и через некоторое время после диетических экспериментов обнаружат себя ночью на кухне запивающими котлеты борщом.

Неумолимая «логика концлагеря» приводит к тому, что еда для адептов культа похудения становится постоянным источником ненависти и одновременно «грешной радости», страстного желания и тревоги — и, в конечном итоге, невроза.

Будь Фрейд нашим современником, он, вероятнее всего, писал бы про пищевые расстройства, отмечая, как подавленные желания и аппетит оборачиваются неврозами, ненавистью к себе и саморазрушением.

Нормализовать вес на длительное время и при этом не приобрести при этом психическое расстройство становится почти нереальным: несчастные последовательницы культа худобы мучают себя диетами, потом отъедаются — и все по новой.

А диетическим компаниям даже на руку, что их клиенты «проигрывают»: значит, они вернутся, чтобы в следующий раз «хорошо постараться». Любой бизнес стремится к обретению постоянных клиентов, и диеты в этом отношении — идеальный вариант. Когда вес снижается, клиенты приписывают весь успех диете, упуская из виду, что вернувшийся вес по «эффекту йо-йо» — тоже часть диеты.

В конечном итоге, чтобы сделать свой вес и свои отношения с едой действительно нормальными и здоровыми — нужно просто перестать так много думать о похудении. Да, часто мы едим потому, что нам грустно. Мы хотим вкусного, потому что это успокаивает. И как раз все это, по мнению Юлии, совершенно нормально! Еда, уверена она, — это «грешное удовольствие» только в том случае, если вы украли этот несчастный эклер. И лучше пережить стресс при помощи эклеров, чем усилить стресс бесконечным диетическим самоистязанием. Лучше быть толстой и здоровой, чем худой и больной.

Решение… не худеть — это вовсе не тот вариант, когда человеку становится наплевать на себя. Ровно наоборот: человек готов слышать свое тело, увидеть, как оно старается, обеспечивая ему полноценную жизнь, понять, чего оно хочет.

Зачем же женщины идут на все эти диетические подвиги? Чем оправдывается этот культ похудения? Все это, конечно же, для того, чтобы быть успешной и востребованной у мужчин. При этом, как и во многих традиционных культурах, инквизиторами худобы для грешницы становятся другие женщины. Где-то девочек насильно откармливают, где-то делают женское обрезание, а где-то бесконечно долбят: «Ты толстая, худей, худей, худей!». И все это женщины делают с другими женщины из одинаково благих побуждений: иначе не найдешь хорошего мужа!

И вот с «хорошим мужем» как раз возникает много проблем. Потому что вот эту куклу Барби с губками уточкой мужчине сложно полюбить как человека — это объект насмешек и презрения. Но та же Барби может быть вполне востребована у мужчин, которые ее как человека и не собирались воспринимать, — для них это просто вещь и знак статуса в духе «Могу себе позволить жену-фотомодель». А мужчина для такой женщины — просто объект манипуляции, словами или сексом (примерно к этому и сводится большинство тренингов про «истинную женственность»). То есть ни про какие счастливые гармоничные отношения тут и речи быть не может. По-настоящему любящий мужчина не будет придирчиво оценивать пресловутый целлюлит, а садист и манипулятор — сколько угодно. И многие женщины, привыкшие ненавидеть себя и свое тело, воспринимают такую «любовь» как должное.

Вопрос в том, что масскульт называет любовью. Кто-то считает, что «Ромео и Джульетта» — история о гормональной лихорадке двух подростков, которая через пять дней после их знакомства закончилась двойным суицидом, — про любовь.

С отношениями мужчины и женщины связан и еще один современный идол — секс. И с ним, по мнению Юлии, сейчас тоже не все в порядке. Если раньше идеалом была женщина с холодным сексуальным темпераментом (она почти «святая»), то после сексуальной революции секс не просто стал свободным — нет, он стал новой «обязаловкой». Женщины, которые постоянно думают о том, что не так с их телом, начинают заодно думать о том, что не так с их сексом.

Совсем недавно мне попалась статья в женском журнале, где читательницам советовали выбирать позы для секса так, чтобы новый любовник не заметил недостатков фигуры и складок в определенных местах. Мало кто в полной мере доволен своим телом, особенно женщины… Поэтому неудивительно, что столько женщин не получают удовольствия от секса: сложно испытать оргазм во время ответственного публичного выступления, которым, следуя мысли авторов статьи, является секс.

Нет, конечно, мужчин все это тоже стороной не обходит: им надо «скормить» дорогую иномарку как знак успешности и виагру как «способ принести удовольствие женщине». И все это тоже не про счастье и любовь, а про статус и бесконечную гонку за статусом. Почему же мы так нуждаемся в этих внешних признаках успеха?

Красота — в глазах смотрящего, но, чтобы увидеть красоту, смотреть он должен с любовью. Только полюбивший человек может найти необычайную красоту в том, кто еще вчера был для него всего лишь одним из семи миллиардов жителей Земли. То, что до грехопадения (то есть разъединения с источником любви — Богом) было в избытке, становится дефицитом. Теперь любовь другого человека надо заслужить, имея определенные качества… Врожденная потребность быть любимым у нас никуда не делась, но удовлетворить ее теперь непросто.

Адам и Ева, существа, созданные из двух миров — духовного и материального, вдруг остались только с миром материальным и, кроме него, ничего не способны были видеть и воспринимать. И тело, которое раньше не было причиной стыда, приняло на себя удар… Их желание прикрыть наготу — попытка избавиться от этих нахлынувших чувств через манипуляции с материальным.

Так современные мужчины и женщины и смотрят друг на друга — с тревогой, опасением, придирчиво оценивая друг друга. Как Адам и Ева, которые вышли из рая безусловной взаимной любви и начали стыдливо прикрываться фиговыми листочками — только «листочки» в наше время уж очень разрослись и требуют все больше эмоциональных и финансовых вложений.

Но любовь (к самому себе и к другому) — это не товар, который можно купить за валюту худобы, красоты и высокого статуса. Любовь — это результат долгой внутренней работы над собой — над собой, а не над своим телом. И если, по слову апостола Павла, мы «любви не имеем», то все эти навязчивые попытки ее приобрести, сделав свое тело идеальным и найдя идеального партнера, обречены на провал — «и нет нам в том никакой пользы».

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*