Главная / Вдохновение / Делать уроки с детьми — не стыдно

Делать уроки с детьми — не стыдно

Родители вымотаны детскими уроками, школа совсем не дает вздохнуть, жить некогда, семейные вечера насмарку. Вы знаете, меня эти разговоры уже порядком раздражают.

Ощущение, что жить в манипуляциях с обществом и самим собой — что-то наше культурное. Послушайте, я делаю уроки с детьми! И не считаю это проявлением гиперконтроля или слабости, мне не стыдно. Каминг-аут. Зачем? Лучше сказать, я учусь с детьми. Это то малое, в чем они, на мой взгляд, сейчас действительно нуждаются. То, что я могу дать им на данном этапе их жизни от души, используя весь свой, не побоюсь этого слова, богатый опыт обучения в разных институтах. А кто еще их научит учиться? Учитель, у которого бюрократия, планы, фгосы и еще 30 человек, и свои дети? Почему мы ждем чудес коучинга от системы, которая откровенно не справляется с задачей ОБРАЗовать ребенка? Ругаемся, обсуждаем с бокалом вина, топаем ногами… или, напротив, расслабляемся, забиваем, стараемся не видеть, не замечать… пока проблема с мотивацией ребенка не встает так остро, что не видеть ее не получается. Да, мы все заняты, мы все работаем… дома хочется тихой гавани, единения с мужем и детьми за настольными играми, а не отработки навыков учения.

Пожалуйста! Есть множество путей, как строить свою жизнь под свои ожидания. Вопрос лишь в одном — в личной ответственности за то, что мы строим. Это нормально — желать разделить свою ответственность с кем-то. Это естественно для человека, живущего в обществе. Но уж коли не работает. Когда мы видим, что не гарантирует нам система (в данном случае, образовательная) того результата, на который мы рассчитываем, то наивно просто ругаться и топать ногами. Логично менять что-то: организацию того самого образования, свой ритм жизни, свои ожидания — да что угодно. Как консультант я знаю не понаслышке, что даже в рамках системы можно многое менять, если знать, что хочешь получить на выходе. Мы любим сравнивать наши убогие школы с продвинутыми западными. Но я общаюсь с родителями из разных стран мира — там аналогичные проблемы. Те родители, которые имеют четкие представления о том, что хотят дать своим детям, дают это сверх школы или вместо оной. Кто-то довольствуется государственными благами. Все, как у нас. Плюс, существуют институты частного образования — плати за свою свободу и разделяй ответственность с теми, кто готов ее взять.

Зачем же делать уроки с детьми? Я бы переформулировала — не зачем, а КАК? Как делать уроки с детьми? Кстати, ответ «никак» тут тоже принимается.

Со всеми детьми по-разному. Забудем о популистских статьях на тему, почему уроки делать надо или не надо. Как можно рассуждать в таком ключе о детях 6-8 лет, которые приходят в школу, кардинально различаясь по степени своей «школьной зрелости», по тому багажу, с которым их привели родители в школу? Почему мы ждем, что в школе с ребенком случится какая-то волшебная метаморфоза, и он чудесным образом быстро научится навыкам организации рабочего пространства, времени, распределению своих физических ресурсов и так далее? Многих взрослых этому учат на специальных корпоративных тренингах.

Почему мы ждем, что ребенок опять же как-то сам научится работе с информацией, умению создавать грамотные опорные конспекты, ментальные карты, использовать мнемотехники? Я научилась этому только в институте. Мы рассчитываем на то, что такой навык, как самопроверка, вшит в гены. Но это не так. Это один из сложнейших навыков, и он тоже развивается путем определенных тренировок. Я говорю о навыках обучения, эффективной работы с информацией. В школе нет этого в программе, это не заложено в учебные планы. Можно опять же топать ногами, можно уныло тянуть волынку с валянием уставшего и тупящего ребенка под столом, а можно просто пробовать дать ему все это в совместной работе над материалом, используя свой опыт взрослого успешного человека.

Кстати, знаю лично людей, которые пришли к пониманию того, что кроме них — некому, только к средней школе своих детей. И сейчас, спустя годы, они садятся и делают уроки вместе. Это не продлится долго, но это тот долг, который приходится возвращать за годы уверенности в том, что школа что-то там формирует.

Итак, ребенка нужно учить учиться, ориентироваться во времени, в пространстве, в собственных ресурсах — с душой, с отдачей, с пониманием, что это вложение обязательно оправдает себя, что это не продлится вечно. А есть ситуации, когда ребенок испытывает трудности усвоения школьного материала в силу тех или иных особенностей развития мозга. Как создавать ребенку историю успеха? Как мотивировать его на обучение? Только включаясь в проблему, компенсируя ее своим опытом, переводя «с русского на русский», уча ребенка использовать различные обходные пути, находить свои способы решения проблемы.

Вот и получается, что «делать уроки» — для одного будет означать «создать рамку» — помочь с организацией времени и пространства, научить планированию и прикидке на листке, тренировать самопроверку. Для другого — это поддержка педагогическая — перевести на язык ребенка требования задания, помочь осмыслить через образы, дать увидеть, пощупать, вдохновить, разобрать. Для третьего, более старшего, помочь копнуть вглубь, показать, где можно взять интересный контент, посмотреть вместе ролик на ютьюбе и обсудить его, нарисовать ментальную карту для подготовки к зачету.

Поверьте, видя ребенка пару часов в день, стонать от того, что хочется работать мамой, а не делать уроки — наивно. Ведь работа мамы, в том числе, это дать ощущение безопасности, надежности, веры в то, что любая проблема — решаема. А для школьника 90% проблем и есть проблемы школьные. Я люблю слушать, как дети решают олимпиадные задачи, люблю зависнуть с ними над какими-то задачками, которые прошли мимо меня в детстве. Слушаю, как моя дочь декламирует стихи на английском и критикую, помогаю ей найти ролики, где, как мне кажется, верно расставлены акценты. Обращаю внимание детей на то, когда работа не соответствует заявленным требованиям. А когда в какой-то момент я поняла, что мне сложно делать уроки с одним из детей, мы просто ушли из школы и поменяли стиль нашего взаимодействия. И это тоже выход и вариант развития событий.

Для детей — я тот, кто знает… тот, к кому можно прийти с вопросом, и я ценю это отношение. Сказать, что для меня эта вовлеченность в их учебу — кайф, не могу. Это было бы неправдой. Мне тоже приходится искать внутренний ресурс на эту работу через признание ее ценности. Сказать, что я трачу на это кучу времени, я тоже не могу — это часть моей ответственности, часть моих вложений в детей. Где-то это пунктиром, где-то это долго… это всегда идет от потребности и, упаси Боже, это не попытка создать видимость и просто удовлетворить учителя. Скорее желание, чтобы процесс учебы был для детей осмыслен, продуктивен. Чтобы они не жили в парадигме — «сбросить и забыть», а понимали, что процесс образования по сути бесконечен, практика изучения того или иного предмета, отработки того или иного навыка — с ними по жизни.

Делать уроки с детьми — не стыдно, и это не удел контролирующих тревожных мамаш. Кстати, совершенно не обязательно делать с детьми именно уроки — можно почитать, можно научить ребенка тому, что умеешь сам — испечь пирог, связать шарф, погонять в футбол. Но есть ли на это силы и энергия после рабочего дня? Возможно, дело не только и не столько именно в уроках, а в том, что мы и правда порой просто не имеем ни сил, ни желания вовлекаться в детские проблемы и хотим, чтобы дети поскорее выросли?

Анна Высоцкая

Источник: Блог автора в фейсбуке

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*